el condor pasa

Наконец-то! Большая и адекватная русскоязычная статья о положении в Венесуэле.

«Как нам не хватает Чавеса!»



АВТОР ЭТОЙ СТАТЬИ, ОПУБЛИКОВАННОЙ НА САЙТЕ УКРАИНСКИХ ЛЕВЫХ "LIVA", - ДМИТРИЙ (ДМИТРО) ШТРАУС, ИЗВЕСТНЫЙ ЭКСПЕРТ ПО ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИМ СТРАНАМ.
ТО, О ЧЁМ ПИШЕТ АВТОР, ОН ЗНАЕТ НЕ ПОНАСЛЫШКЕ, ТАК КАК СВОБОДНО ВЛАДЕЕТ ИСПАНСКИМ И МНОГО ЛЕТ ЖИВЁТ И РАБОТАЕТ В ВЕНЕСУЭЛЕ.


Удалось избежать тотального коллапса, остановки промышленных предприятий, свёртывания социальных программ, массовых беспорядков и грабежей, которые пыталась спровоцировать оппозиция.



30 апреля 2015

«КАК НАМ НЕ ХВАТАЕТ ЧАВЕСА!»


Итак, насколько жизнеспособным оказалось без Чавеса чавистское правительство?

Прогноз о том, что чуть ли не в первый день после смерти Чавеса его сторонники перегрызутся между собой, не сбылись. Никакого явного раскола на враждующие группировки в левом лагере не произошло. Не привели к катаклизмам и потере управляемости и две очень существенные кадровые перестановки, произошедшие в прошлом году – через год после смерти Чавеса.

Вначале был смещён со своего поста Хорхе Джордани, долгие годы бывший министром планирования в правительстве Чавеса, и одновременно занимавший с 2010 до 2013 года  пост министра финансов. После своего смещения Джордани обвинил правительство Мадуро в отходе от линии Чавеса, что, по его мнению, выразилось в потере контроля над государственными расходами и вызвало большую инфляцию. Кроме того, он упрекнул правительство в неспособности справиться с коррупцией и слабом, неэффективном руководстве. Его поддержали Эктор Наварро и Ана Осорио – заметные фигуры в правящей Единой социалистической партии Венесуэлы (PSUV). Слова Джордани, который долгое время считался стратегом экономической политики Чавеса, произвели тяжёлое впечатление на сторонников правительства. Однако, многие их тех, кто полностью или частично признали справедливость критики Джордани, заметили, что именно он несёт ответственность за многие финансовые проблемы страны, и что его критика прозвучала только после смещения с должности.

Затем Рафаэль Рамирес – третья или даже вторая фигура по влиянию в правительстве страны, –  одновременно  занимавший должности министра по нефти и горному делу, и президента государственной нефтяной компании, был перемещён сначала на должность министра иностранных дел, а впоследствии – на должность посла Венесуэлы в ООН. Однако, в отличие от Джордани, авторитетный Рамирес спокойно отреагировал на понижение в должности.

Что же удалось сделать правительству Мадуро, и какие ошибки были допущены? Смерть Чавеса, в сочетании с начавшимся ещё при его жизни экономическим кризисом, поставила страну в крайне тяжёлое положение. Поэтому на вопрос, что удалось сделать, можно ответить: удалось удержать власть, избежать тотального коллапса, остановки промышленных предприятий, свёртывания социальных программ, массовых беспорядков и грабежей, которые пыталась спровоцировать оппозиция. Беспорядки в районах проживания среднего и высшего класса, произошедшие в прошлом году, и отдельные попытки их оживления в году текущем, явно имели целью нанесение ударов по экономике страны: «мирные демонстранты» перекрывали дороги стратегического значения, забрасывали камнями и поджигали почти исключительно государственные автобусы, грузовики, министерства, магазины, банки. При этом частные банки пострадали всего пару раз, когда некоторые «мирные демонстранты» слишком уж вошли в раж.

Однако Мадуро не удалось избежать падения уровня и качества жизни населения. Список дефицитных товаров всё время расширяется.  Если появляются улучшения со снабжением одними товарами, то вскоре исчезают другие. Люди теряют огромное количество времени в очередях, либо переплачивают спекулянтам. Борьба со спекуляцией носит несистемный, половинчатый характер. Несмотря на звучащие время от времени грозные заявления мэров и губернаторов – о том, что частным лицам запрещено торговать «регулируемыми» продуктами, и такой товар будет конфисковываться, спекулянты-частники действуют среди бела дня и на людных улицах. Доходило до того, что люди из чавистских организаций чуть ли не силой приводили полицейских в такие места и буквально заставляли их конфисковывать товар у спекулянтов. Правительство следовало бы всячески поощрять и пропагандировать подобные инициативы, в том числе и через первичные организации правящей Социалистической единой партии Венесуэлы и союзных партий – но этого не происходит.

Не удалось обуздать валютный «чёрный рынок». Надо сказать, что в отношении Венесуэлы ведётся настоящая экономическая война. Долгие годы валютного контроля в сочетании с ростом импорта, обслуживаемого, по преимуществу, частными импортёрами, и медлительность и коррупция государственных механизмов по официальному выделению валюты на эти цели, привели к возникновению устойчивого «чёрного рынка», со своим механизмом подсчёта курса местной валюты – боливара – по отношению к доллару. На этот курс и ориентируются предприниматели при назначении цен на импортные товары, а в последние годы – и на услуги.

После отмены свободной продажи акций венесуэльских предприятий на международном рынке (на основе которой и рассчитывался неофициальный курс боливара по отношению к доллару) оппозиционным кругам удалось совершить очень эффективный дестабилизирующий манёвр. Они добились, чтобы неформальный курс определялся курсом обмена в единственном месте, где меняют боливары за пределами Венесуэлы –колумбийском городе Кукута, а о курсе в городе Кукута информировал сайт, находящийся под контролем оппозиции. В течении некоторого времени этот курс действительно определялся рыночными законами спроса и предложения, с целью создания доверия к нему. Но в прошлом году была проведена массированная операция по вывозу боливаров в Колумбию с помощью большого количества контрабандистов. В приграничных штатах Венесуэлы исчезли из оборота крупные купюры – контрабандисты скупали их по цене на 20% выше номинала, с целью облегчения перевозки. Нескольких контрабандистов арестовали на границе с суммами в сотни месячных минимальных зарплат. На мой взгляд, операция по вывозу боливаров в Колумбию, совершенно бессмысленная с обычной коммерческой точки зрения, имела целью создание резерва в боливарах, которые в нужный момент (например, после очередного выступления Мадуро) выбрасываются на не слишком большой валютный рынок Кукуты. Таким образом, чёрный курс взмывает вверх, и всю 30-миллионную Венесуэлу лихорадит из-за не очень масштабных манипуляций.

В начале прошлого года правительством, с целью борьбы с чёрным рынком, были введены (при сохранении фиксированного курса для импорта), валютные аукционы с плавающим курсом, которые поначалу произвели эффект: чёрный курс стал снижаться. Однако, так как механизм расчёта курса определялся не спросом и предложением, а не слишком понятным государственным механизмом, вскоре выяснилось, что желающих приобрести валюту на аукционе гораздо больше, чем её выбрасывается. В результате аукционы быстро превратились в очередной инструмент коррупции, а курс чёрного рынка рванул вверх – несомненно, с помощью описанного выше механизма «экономической войны».

В конце концов, в начале года правительство запустило новый механизм свободной купли-продажи валюты, причём стартовый курс доллара был в три с половиной раза больше, чем на провалившихся прошлогодних аукционах. Пока что даже этот механизм не привёл к укреплению боливара:  с начальных 170 боливаров за один доллар этот плавающий курс дошёл почти до 200. В результате, если пользоваться данным курсом, то месячная минимальная зарплата в Венесуэле составляет сейчас около 30 долларов, и зарплаты государственных служащих, профессиональные гонорары, сбережения населения, пенсии выглядят чрезвычайно уныло. Разумеется, нельзя не отметить, что при применении данного курса стоимость проезда на частном автобусе в Каракасе составляет около 5 центов, на метро – около 2 центов,  стоимость четырёхчасовой междугородней поездки на комфортабельном автобусе – двух долларов, килограмма бананов – 20 центов, килограмма лучшего мяса – двух долларов, литра растительного масла – 25 центов,  а все коммунальные платежи автора этих строк не превышают 5 долларов в месяц.  Но, тем не менее, на венесуэльцев, привыкших во второй половине чавесовских нулевых к довольно высокому уровню жизни и к одним из самых высоких в Латинской Америке зарплат, информация о том, что теперь они зарабатывают от тридцати до ста долларов в месяц, действует чрезвычайно угнетающе и раздражающе.

В результате, популярность президента Мадуро и его правительства находится на низком уровне. Среди «чавистов» распространяются настроения растерянности и уныния,  многие обвиняют Мадуро за неудачи последних лет, хотя надо признать, что некоторые их этих неудач вызваны недоработками президента Чавеса, доставшимися Мадуро «по наследству».

К примеру, проблемы контрабанды венесуэльских товаров в Колумбию, наносящая огромный ущерб экономике Венесуэлы, существует в больших масштабах, по крайней мере, последние 9 лет. Применяемые меры охраны границы недостаточны: она весьма протяжённая,  контрабандой занимается очень большая часть населения приграничья, а получаемые от этой нелегальной деятельности прибыли позволяют широко практиковать подкуп.

То же самое относится к другой проблеме страны – сверхдешёвому бензину. По словам официальных лиц, Венесуэла теряет в год около 15 миллиардов долларов на субсидиях на бензин. Конечно, часть этих субсидий косвенно достаётся всему населению страны. Однако даровой бензин стимулирует расточительство, в результате большого потребления бензина страна теряет средства, которые могла бы выручить за его экспорт, и, кроме того, непропорционально большую выгоду от нынешних цен на бензин извлекают люди, вовсе не нуждающиеся в субсидиях (владельцы внедорожников и яхт), а также контрабандисты, коррумпированные предприниматели, чиновники, военнослужащие, и  прямые враги правительства – колумбийские парамилитарес, контролирующие большую часть бензиновых потоков, пересекающих границу.

Чавес понимал, что дешёвый безин представляет большую проблему, и ещё в 2007 или 2008 году говорил, что он не может стоить так дёшево. Однако его правительство так и не решилось поднять цену на бензин, хотя это вполне можно было сделать поэтапно, и на каждом из таких этапов повышение цены, скажем, в 2 раза, было бы абсолютно безболезненно – бензин оставался бы очень дешёвым. Правительство Мадуро продолжает данную политику: страну вроде бы готовят к повышению цен не бензин, уже год по государственному телевидению идёт соответствующая пропаганда, а воз и ныне там, и каждый день дарового бензина влетает стране в копеечку. Кроме того, сейчас, в условиях обострившейся напряжённости и резкого ухудшения экономического положения населения,  повышение цен на бензин действительно может спровоцировать беспорядки, а радикальной оппозиции подойдёт любой повод для их поддержки. Таким образом, время для безболезненного повышения цены на бензин было упущено – как правительством Чавеса, так и Мадуро.

Очень часто можно услышать фразу – «Как нам не хватает Чавеса!». Её произносят не только нынешние и бывшие сторонники правительства, но и некоторые сторонники оппозиции. «Чавес, по крайней мере, спрашивал с чиновников и не давал воровать» – совершенно неожиданно заявил мне недавно знакомый – яростный сторонник оппозиции. То, что это не единичный случай, показывают оппозиционные граффити, которыми кишит зажиточная часть Каракаса. Обычно это изображение глаз Чавеса (широко используемый образ в про-правительственной пропаганде), под которыми можно видеть надпись, упрекающую Мадуро в какой-либо из проблем Венесуэлы: «Николас, Николас... я вижу дефицит», «Николас, Николас... я вижу репрессии». Это весьма лицемерные граффити – ведь в глазах типичного активного оппозиционера Чавес был коррумпированным диктатором, поэтому непонятно, как он может упрекать Мадуро в коррупции или репрессиях. Но, тем не менее, они свидетельствуют о большой популярности Чавеса в венесуэльском обществе, которую пытаются сегодня использовать даже его заклятые враги.

Бензин логично было бы квотировать. Рассчитать, сколько горючего за месяц сжигает обычная машина городского класса - и продавать каждому автовладельцу этот объем по сниженной цене. Сверх нормы - по рыночной.
Но для этого нужно соответствующий аппарат отладить.
Они до этого додумались давно.
На всех машинах служащих стоит учётный чип, но распространить это на весь частный транспорт невозможно -- сразу начнутся волнения и обвинения в тоталитаризме.
Вряд ли этого стОит бояться - ведь уже и так волнения и обвинения в тоталитаризме. И что ни сделай Мадуро, его всё равно будут клеймить как тирана. Так уж лучше ему соответствовать гордому званию тоталитарного диктатора.
ВЫ не знаете, что такое венесуэльский форум и амфитеатр. Они всесильны.
Действительно не знаю, что вы подразумеваете под венесуэльским форумом (явно же не форум Винского) и впервые слышу об амфитеатре в политическом контексте.
Это ещё ТО латинское: императоры много чего могли, но не могли спорить с толпой в амфитеатре и толпой на форуме.
В Венесуэле манёвр у власти куда уже, чем в других странах.
Моментально всё вспыхивает.
Вы и правы, и неправы, ИМХО. Латины пассионарны, это факт. В Южной Америке массы - реальная сила, не то, что у нас, где с населением никто не считается. И тем не менее примеров жёстких диктатур в этих пассионарных странах можно привести выше крыши.