Муаммар

Ливия превратилась в арену колониальных игр, ливийцы - в расходный материал

Перевод интересной статьи (размещено на сайте "Зелёный социализм". Примечания переводчика. Сведения об авторе в конце)
http://za-kaddafi.org/node/40601


Западу нужно такое «согласие в Ливии», чтобы он мог бомбить её

23.12.2015 00:35 | Бернард

Дэвид Херст
Среда 16 декабря 2015 16:42 UTC

Здесь и заключается причина рвения к созданию "правительства" "национального" "согласия":
оно должно проштамповать новую иностранную интервенцию [против] ИГИЛ.

Это сейчас, почти пять лет после [контр]революции устроенной в Ливии, [нападения НАТО и убийства] Муаммара Каддафи. Военная агрессия "имела непредвиденные последствия". Она привела к ещё одному мятежу - Мали, куда ушли туареги. [Агрессия НАТО] наполнила страну оружием и оставила лоскутное одеяло из городов-государств, чья вражда разрушила смысл "национального единства". В каждом регионе с тех пор идёт соперничество за контроль над ним.

Ливия стала сценой для войны чужими руками, в которой потребности и интересы ливийцев стали вторичными по отношению к " великим колониальных играм", в которые играют конкурирующие государства Персидского залива. "Где-то между одним и двумя млн ливийцев" стали беженцами из населения в шесть миллионов. (Только Тунис заявляет, что у него 2 млн. ливийцев -пер.)

Кстати, "доверие к международным сообщникам" как "честным посредникам" серьёзно прохудилось. € 61 млрд - новый фонд Маршалла, был обещан на встрече G8 в 2011 году, и он так и не материализовался. (зато Ливия понесла потерь на пол-триллиона долларов -пер.). Досрочные "выборы" не смогли создать "правительство национального единства", и даже "Вестминстерское аббатство" не может быть сброшено на парашюте в Триполи.

Международные сообщники "играют в политику". Это сморщенные вишни имеют своих марионеток и свои причины. Они проигнорировал "решение" "Верховного суда" о том, что палатка представителей в Тобруке "неконституционна", но услышали его, когда тот же суд постановил, что "Ахмед Майтика не может быть премьер-министром".

Здесь царила полная тишина - никакой реакции вообще, не говоря уже об "официальном расследовании" утечки писем, показавших, что Б. Леон тайно продвигал интересы своих будущих работодателей - ОАЭ во время работы в качестве специального засланца ООН. Письмо с жалобой одного из "парламентов", незаконного ВНК, было проигнорировано. "Новость" была похоронена в день терактов в Париже.

Конкурирующая "мирная инициатива в Тунисе" также была проигнорирована. Но "Леонгейт" не остановил план, разработанный бывшим засланцем, его проталкивали, несмотря ни на что. В воскресенье в Риме представителей из 17 стран, в том числе Египта, Германии, России, Турции и Китая подписали совместное заявление, призывающее к "немедленному прекращению огня" и перспективами блокады тех группировок, которые "не подпишутся под сделкой".

Всего лишь три дня спустя ООН устроила церемонию подписания в Шкирате, Марокко, кажется, в полной суматохе. На основании подписей отдельных "членов" двух соперничающих незаконных "парламентов" из Тобрука и Триполи, ООН, кажется, пошла по головам обоих "органов".

Гнев был такой, что он заставил соперничающих главарей двух "органов", "поддерживаемой Западом" палатки в Тобруке и незаконного ВНК в Триполи, встретиться друг с другом в первый раз на Мальте. Они совместно отклонил "сделку ООН".

"Мы пришли сюда, чтобы объявить всему миру, что мы способны решить наши проблемы сами с помощью международных сообщников, но мы не примем иностранную интервенцию против воли ливийского народа", сказал конгреспрезидент незаконного ВНК Нури Абусахмайн. (Надо же, а кто махал флагами агрессоров и призывал на всех языках бомбить Ливию? - пер.)

Это касается не только "плана ООН". Вместо того чтобы создавать "один парламент из двух", по мнению аналитиков, таких как Маттиа Тоальдо, сотрудник Европейского совета по международным отношениям, создают "три парламента из двух". Никто и не подумал о гарантиях безопасности, которые необходимо получить от всех разбоев, прежде чем "правительство" "национального" "согласия" может усесться в Триполи.

Подозреваю о том, что "объявление сделки" стало более важным актом, чем сама сделка. Почему, и почему именно сейчас?

Леон вполне конкретно в своём электронном письме министру иностранных дел ОАЭ Абдулле бин Зайеде расписал "свою стратегию". Леон сообщает, что основной задачей его плана было "сломать очень опасный союз между радикальными исламистами (братьями-мусульманами) и мисуратянами". Однак, вы сами свели их вместе, они были на одной стороне конфликта, [на стороне НАТО],и так они оказались в Триполи. НАТО была счастлива, когда эти разбои вместе воевали на стороне НАТО против Каддафи.

Леон не хотел соглашения, которое давало бы всем сторонам конфликта равную долю в "политическом будущем". Об этом тоже он заявил жестоко и ясно: "У меня есть стратегия, которая, я уверен, должна работать на полную делегитимизацию ВНК," - написал Леон.

Бывший испанский дипломат был "обеспокоен" перспективой "всеобъемлющего урегулирования" ЕС и США: "Некоторые международные организации (в основном США и ЕС) просили в последние дни, перейти к "плану Б", то есть классического мирной конференции с реальными боевыми силами, на фоне "многонациональных" сил ООН. Это, на мой взгляд, худший вариант, чем "политический диалог": Прежде всего, как вы совершенно справедливо указали, потому, что это будет относиться к "обеим сторонам" в качестве "равноправных субъектов" и в обход "законных институтов". Кроме того, потому, что они будут сидеть за столом и обсуждать общее решение, которое будет включать в себя политические элементы и разбоев, и это могут участвовать некоторые "радикалы" или "их союзники".

Переговоры обеих сторон в качестве равноправных субъектов? Не дай Бог: "Страна, которая уже упоминалось в нашей последней беседе [Объединённые Арабские Эмираты] не будет готова поддержать такую возможность", - пишет Леон. Это то, что имеет значение в его глазах, а не для США или ЕС, или, в самом деле, ООН. И "в этом проблема". Не то, что сама ООН была без проблем. Ещё утечка электронного письма, дипломат ОАЭ в ООН был обеспокоен тем, как обеспечить прикрытие для того, что его правительство поставляет оружия в Ливию в нарушение эмбарго ООН.

"В том-то и дело, что ОАЭ нарушили резолюцию Совета Безопасности ООН по Ливии и продолжают делать это", - пишет Ахмед аль-Касими, старший дипломат ОАЭ, 4 августа Лана Нуссейбе, послу ОАЭ в ООН.

Если бы дипломаты выполнили все процедуры, изложенными в резолюции ООН, как пишет Касими, это "разоблачило бы, как глубоко мы вовлечены в дела Ливии ... Мы должны попытаться обеспечить прикрытие, чтобы уменьшить ущерб."

Сам Леон писал год назад в электронном письме, что наличие Исламского государства или групп Аль-Каиды в Ливии было вторичным фактором по сравнению с необходимостью разорвать союз исламистских группировок с "государством Мисуратой".

Разве ИГИЛ стало настолько мощным за год в Ливии, что оно смешало все расчёты? Очевидно, нет. Эксперты по Ливия на конференции средиземноморских стран по "Диалогу в Риме", организованной итальянским министерством иностранных дел и итальянским Институтом международных политических исследований, призывают к осторожности.

Элисон Паргетер, аналитик по Северной Африке и старший научный сотрудник Королевского института объединённых служб был одним из них. Она рассказала на конференции: "Все разговоры о Ливии как о "запасной позиции ИГИЛ для отступления" и о "потоках иракцев и сирийцев, текущих в Ливию" на данный момент преувеличены. ИГИЛ присутствует, но оно действует только в некоторых областях, как Сирт и его окрестности. "Три фактора", согласно Паргетер, ограничивают его экспансию: роль племён, присутствие других вооружённых групп и неистребимое подозрение ливийцев к иностранцам.

Она предупреждает международных сообщников о слиянии ИГИЛ с конкурирующими группами джихадистов, которое произошло в одной точке - в Бенгази Шура разбоев Дерны (аль-Каида) и Шура разбоев Адждабии выпустили заявления (и поддержали оружием - пер.) о неприятии ИГИЛ.

Она сказала: "Мы действительно не можем (?) выгнать всех этих джихадистов и объединить их вместе, как ИГИЛ, эта проблема, не может быть просто ликвидирована. Возможно, мы должны признать, что некоторые из этих элементов не может быть побеждены в военном плане, и нравится это, или нет, они собираются стать "частью решения для Ливии", и они являются неудобной "частью головоломки", которая должна быть решена, если когда-нибудь Ливия достигнет мира ".

Но это - совсем не то, что говорят Англия и Франция. Британский источник в правительстве сообщил The Telegraph, что министры "движутся в направлении" плана по отправке военной "поддержки", наряду с европейскими союзниками, чтобы "нанести поражение ИГИЛ в Ливии". Франция направила разведывательные самолёты в Ливию, подталкивает Западных союзников к бомбёжкам. Премьер-министр Франции Мануэль Вальс в пятницу призвал к "международным усилиям, чтобы раздавить Исламское государство джихадистов, распространяющееся в Ливии: "Мы находимся в состоянии войны, у нас есть враг, мы должны бороться и давить его в Сирии, Ираке и, в ближайшее время, в Ливии тоже", - сказал он.

На таком варианте настаивают Египет и ОАЭ с тех пор, как произошёл военный переворот в Каире два года назад. Одним из первых действий нового режима в Египте в 2013 году было предупреждение о необходимости иностранной интервенции в Ливии. Этим оправдывается сотрудничество Абдель Фаттаха аль-Сиси с предателем и агентом ЦРУ в Ливии бывшим полковником Хафтаром - фигурой настолько неоднозначной, что ему даже удалось расколоть "парламент" в Тобруке.

Перед началом бомбардировок Мелкобритания и Франция должны быть "приглашены на агрессию" "самой Ливией". Этого не может случиться, если нет "номинального правительства" "национального" "согласия". Оно не обязательно должно присутствовать. Оно просто "должно существовать в качестве виртуального лица". Вот где лежит ответ на спешку, с которой "создаётся правительство национального согласия". Его первый акт будет вовсе не в процессе "национального примирения". Также оно не будет "искать условий национальной безопасности". Это просто штамп для новой иностранной интервенции.

Интервенции образуют идеальный круг - из Ливии в Мали, в Ирак, в Сирию и, в настоящее время, назад в Ливию. Каждый проект предоставляет предлог для другого. И ни один из них не закончится. Франция запустила свою военную интервенцию в Мали в январе 2013 года, чтобы остановить восстание различных групп боевиков на севере. Нужно было "освободить север" от джихадистов и восстановить "суверенитет" Мали на всей территории. Ничего подобного не произошло. Операция "Сервал" закончилась, и началась операция "Бархан". Французы по-прежнему остаются в регионе, как и [их] джихадисты.

Бомбардировка ИГИЛ в Сирте почти наверняка означает бомбёжки других групп джихадистов на востоке страны (Аль-Каиду - пер.), которые до сегодняшнего дня "в значительной степени действовали как тормоз" для расширения ИГИЛ. (разбои не могут быть "тормозом" ИГИЛ, это питательная среда, топливо для ИГИЛ, где-то оно вспыхивает сразу, а где-то даже обжигает пальцы ИГИЛ, но это ИГИЛ - всё те же разбои, завезённые и вооружённые НАТО - пер.)

После почти пяти лет [войны], ливийцы должны "проснуться" и понять, что ни ООН, ни международные сообщники не смогут положить конец конфликту в Ливии. Опыт показал, что международное посредничество может быть коррумпированным. Таким образом, оно может углубить и продлить конфликт.

Дэвид Херст, главный редактор Middle East Eye. Он был главным иностранным автором The Guardian, бывший редактор по иностранным делам, глава Московского бюро, редактор по Европе, Европейский корреспондент и Корреспондент в Ирландии. Он присоединился к The Guardian из The Scotsman, где он был корреспондентом по образованию.